Наша позиция

38 067 подписчиков

Свежие комментарии

  • Борис Осипов
    По сути дела, мы ...
  • HotRS
    Сейчас там как раз на курьих ножках. И плывут. Мерзлота тает, а там практически болото. Была по тв передача.Демографы: Земли ...
  • Алексей
    Господи!Ё Свят, Свят! Покойгник витка 🤣😂 из морга сбежал.По сути дела, мы ...

Туркмения играет в опасную игру, потворствуя проникновению НАТО на Каспий и в Центральную Азию

Турция всё больше переориентирует информационные и транспортные потоки бывших советских среднеазиатских республик на себя....

Турция всё больше переориентирует информационные и транспортные потоки бывших советских среднеазиатских республик на себя.

Все это делается в рамках единого геополитического и геостратегического проекта тюркской интеграции, и примером тому может служить последнее соглашение между Анкарой, Баку и Ашхабадом о поставках более одного миллиона тонн туркменской нефти в год в обход российских маршрутов.

 

Речь идет о том, что 13 сентября азербайджанская государственная компания SOCAR и швейцарско-нидерландская компания Vitol Group пришли к договоренности о транспортировке углеводородного сырья уже с октября этого года. В SOCAR собираются возить туркменскую нефть через Каспий в Баку, а дальше она будет идти по нефтепроводу Баку—Тбилиси—Джейхан (БДТ).

Туркмения играет в опасную игру, потворствуя проникновению НАТО на Каспий и в Центральную Азию

Длина этой трубопроводной магистрали составляет 1768 километров и пролегает через территорию Азербайджана (443 км), Грузии (249 км) и Турции (1076 км). Сейчас через него транспортируется нефть, добываемая с азербайджанских месторождений «Азери — Чираг — Гюнешли» и «Шах-Дениз», но этого явно недостаточно, чтобы полностью загрузить БДТ, так как пропускная способность достигает 1,2 млн баррелей нефти в сутки.

Можно уверенно предположить, что с самого начала БДТ строился турками на перспективу, с целью поворота потоков нефти из Туркмении и Казахстана именно по этому маршруту через Турцию.

На данный момент мы и наблюдаем осуществление такого сценария. В результате такого сепаратного соглашения с Ашхабадом общие объемы транспортировки нефти по российскому маршруту через порт Новороссийска снизятся на 50%, а именно – со 160-ти до 80 миллионов тонн в месяц.

Такие потери сразу негативно скажутся на поступлениях в российский бюджет и обострят конкуренцию за туркменскую нефть между Россией и Азербайджаном. Надо учитывать, что Баку, подталкиваемый Анкарой, уже наращивает транспортировку газа в ЕС через новую систему турецких газопроводов TANAP, которая является серьезным конкурентом подобной российской газотранспортной системы GAZP.MM.

Азербайджан выступает тут в качестве посредника, переговорщика и перевалочного транспортного хаба по выкачиванию Турцией полезных ископаемых из Центральной Азии, которые потекут на рынки Запада уже через «надежные руки» Эрдогана. Проблема в том, что такой поворот на примере туркменской нефти станет привлекательным примером и для правящей элиты Казахстана, давно вынашивавшей подобные планы по созданию альтернативных транспортных маршрутов в обход России.

В администрации президента Туркмении могут сейчас хитро ссылаться и кивать на швейцарско-нидерландскую компанию Vitol Group и говорить о том, что это чисто бизнес-сделка самостоятельной иностранной компании, добывающей местную нефть с целью увеличения прибыли. Но надо понимать, что без политической воли Гурбангулы Бердымухамедова, который лично участвует в обсуждении таких судьбоносных решений, этого договора не было бы.

Буквально недавно Ашхабад под влиянием событий в Афганистане, где рухнул марионеточный проамериканский режим и верх взяли талибы, качнулся в сторону Пекина и в схватке разных держав за отечественное крупное месторождение газа «Галкыныш» отдал предпочтение китайским государственным компаниям. Этому решению способствовал и июльский приезд главы МИДа КНР Ван И, во время которого руководству Туркмении предоставили гарантии безопасности от внешних угроз и посоветовали не ускорять процессы тюркской интеграции.

Но, несмотря на это и на официально декларируемый нейтральный статус страны, эта бывшая советская среднеазиатская республика твердо движется в сторону сближения с Турцией. Более того, данную сделку можно назвать туркменским подарком Эрдогану и предтечей осеннего стамбульского саммита Организации тюркских государств как нового интеграционного объединения, в экономическую основу которого положены как раз данные энергетические и транспортные проекты, противоречащие интересам России и Китая.

Прозападно настроенные элиты бывшей советской Средней Азии чётко улавливают сейчас то, что Анкара и Баку выполняют глобальные задачи, поставленные им со стороны США и Великобритании по геополитической переориентации региона и созданию экономической и энергетической альтернативы ЕАЭС и концепции «Один пояс, один путь». Более того, этим предпринимается открытая попытка разрушить мост, связывающий Россию и ЕАЭС с КНР.

Именно данными обстоятельствами и объясняется двурушническая позиция руководства Туркмении, направленная на сохранение западного вектора в своей внешней политике. Как будто Гурбангулы Бердымухамедову мало того, что из-за прихода к власти Талибана уже рухнул другой такой проект газопровода – TAPI, пролоббированный Вашингтоном и Брюсселем, и который должен был перенаправить туркменский газ через Афганистан в Пакистан и Индию.

Но в Ашхабаде должны отдавать себе отчет, что такими действиями он противопоставляет себя не только Москве и Пекину, но и дружественному ранее Тегерану. Ведь противоречия этих ведущих держав Евразии с Турцией будут только нарастать, и Иран явно против закрепления позиций Эрдогана в прикаспийском регионе, что уже осуществляется через азербайджанский протекторат.

Буквально за день до заключения данной сделки между Анкарой, Баку и Ашхабадом в Тегеране состоялась специальная пресс-конференция главы МИДа Ирана Саид Хатибзаде, на которой он выразил протест по поводу совместных учений на Каспии спецподразделений Азербайджана, Турции и Пакистана. Речь идет о маневрах «Три брата-2021», которые явно противоречат конвенции о правовом статусе Каспийского моря, принятой 12 августа 2018 года.

Туркмения играет в опасную игру, потворствуя проникновению НАТО на Каспий и в Центральную Азию

Спецподразделения Турции, Азербайджана и Пакистана перед началом учений «Три брата-2021»

Саид Хатибзаде в своём выступлении отметил, что «Конвенция о правовом статусе Каспийского моря полностью прояснила этот вопрос. Пять прибрежных государств согласились с тем, что военное присутствие других стран, помимо этих пяти стран, является незаконным». По его словам, этот вопрос обсуждается в МИД Исламской Республики и связан он с тем, что было нарушено главное его положение, утвержденное всеми прибрежными державами с целью предотвращения проникновения НАТО в акваторию Каспия.

Видеоролик об учениях “Три брата”

Примечательно, что и эти международные учения закончились в тот момент, когда появилось такое соглашение о поставках одного миллиона тонн туркменской нефти. То есть, Азербайджан и Турция подкрепили своё право на ресурсы сопредельных стран и их транспортировку по Каспию посредством демонстрации своей военной силы. А это работает не только на милитаризацию данного внутреннего моря, с участием чуждых стран, но и способно изменить баланс сил не в пользу Ирана и России.

В этом случае, Туркмения явно подыграла экспансионистской политике Турции и предоставила свои ресурсы, что стало для Анкары обоснованием и предлогом дальнейшего наращивания своего присутствия как на Каспии, так и в регионе в целом. Подобная игра плохо пахнет и может в итоге выйти боком для Ашхабада в случае роста напряженности и ухудшения обстановки, да и нарушение обещаний, данных Поднебесной, будет расценено соответственно.

Более чем уверен, что сейчас Иран, Россия и Китай предпримут необходимые меры по нейтрализации такой угрозы, исходящей от страны НАТО для Центральной Азии, тем более на фоне последнего заявления Эрдогана в ООН по поводу нынешнего статуса Крыма.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх