Наша позиция

38 064 подписчика

Свежие комментарии

  • alla сираева
    Позорище....По всему - мужика климакс штырит...«Росгвардия и авт...
  • Ирина
    Да если бы либерасты хотели ,они давно бы уже устроили "Майдан ". "Майдан "-это большие деньги ,которых у них благода...Пакт нормальности...
  • Евгений Натесов
    Sobering трусливая пиндоскаяшлюшка, подленькая мразь и быдлятина которая спряталась за ЧС и гадит на Россию потихоньк...Жириновский пригр...

Почему я не коммунист

Почему я не коммунист

У меня дома лежит партбилет. Мой партбилет, полученный еще на 4-м курсе военного училища. Он давно не вызывает никаких чувств, ни плохих, ни хороших. И учетная карточка тоже лежит. Я не предавал партию. Я не порвал, не выбросил, и не сжег их. Теперь это просто часть истории. Истории, к которой я был причастен. Получилось так, что партия предала меня.

Я искренне верил в коммунистические идеалы, старался жить, учиться, а потом и служить, по совести. Но сызмальства какой-то червячок сомнений грыз мой неокрепший юный мозг. В детстве мы всё меряем понятиями «хорошо» и «плохо». Если Сталин создал культ своей личности, устроил репрессии, значит он был плохой. Хрущев был бескультурный волюнтарист, насажал везде кукурузы, не учитывая ни климата, ни почвы, сократил флот и авиацию – значит тоже был «плохой». Брежнев был… Брежнев. Я при нем родился и рос, про него пока ничего не думалось. Анекдотов про него было много. Помню, что при нем наша семья начала обзаводиться мебелью, разной бытовой утварью, посудой, купила автомобиль. Но если до этого руководители были «плохие», то как партия могла быть «хорошая»? Как она могла с такими руководителями вести страну в светлое будущее? Чуть позже меня стал беспокоить еще один вопрос: ладно – царя расстреляли, но остальных-то женщин и детей за что, с Боткиным и кухарками вместе?

Вопросы эти забывались, когда принимали в пионеры, в комсомол. Первыми принимали действительно самых лучших. Эти ребята и девчонки были примером как в учебе, так и, в общественной жизни. Я очень гордился тем, что был принят одним из первых.

В партию мне предложили вступить тоже в числе лучших ребят с нашего курса. Оговорюсь: я не был лучшим, но был убежденным. Строгость и торжественность, с которой нас принимали в КПСС, была на очень высоком уровне. Но идеология уже начинала размываться, над коммунистическими идеями подсмеивались чуть ли не в открытую: «Энтузиазм – синоним идиотизма». Причем подсмеивались те, кому по должности положено было верить в светлое будущее и заодно вести туда всех остальных. Партийно-комсомольская работа становилась сродни профессии актера: «это – образ, а это – я настоящий, прошу не путать». В казарме предприимчивые курсанты чуть ли не в открытую фарцевали шмотками. А преподаватели «трех источников и трех составных частей марксизма-ленинизма» на голубом глазу вещали о скором пришествии коммунизма.

Прошло распределение, отгремел звоном юбилейных рублей выпуск. Служба на южном космодроме шла своим чередом, а в 1991 году все вдруг рухнуло в одночасье. Где же были 18,5 миллиона коммунистов, эта огромная, монолитная масса единомышленников, когда рушилась страна? По себе помню – все растерялись. Смотрели «Лебединое озеро», слушали новости и – ничего не делали. Ждали команды, следуя накрепко заученным принципам демократического централизма. Отдельные особо ретивые командиры лихорадочно срывали, а потом смущенно вешали на место портреты Горбачева, чтобы потом опять снять… Но никто из высшего партийного руководства страны не дал команду встать на защиту СССР. Те, кто был «наверху», как оказалось, преследовали свои корыстные цели. Мы ждали, и в итоге остались ни с чем. Втихаря нам раздали партийные учетные карточки. На душе была какая-то горькая смесь обиды и недоумения. Через год ввели карточки на продукты. Кто-то начал спиваться, кто-то ушел в бизнес, кто-то по привычке ходил на службу. Понеслись «святые», выживальные девяностые. Комсомольские вожаки стали бойкими челноками. Партийная номенклатура сгорбилась, скукожилась и старалась не отсвечивать. НИКТО, НИКТО, Карл! не возмущался, не призывал, не выступал, не митинговал! Огромная махина партии перестала быть вместе с СССР.

Сейчас коммунисты, около- и вместо- левые пытаются затеять проект «СССР-2». Причем под своим руководством. Зачем? Ясен день, никто из них не собирается махать кайлом на строительстве узкоколейки, как Павка Корчагин. Под их руководством страна не совершит экономического рывка. Экономика у нынешних коммунистов как-то не задалась. Наверное, по идеологическим соображениям. Согласно Марксу и Ленину, если на тебя кто-то работает, то ты уже эксплуататор. Патовая ситуация: бизнес вести нельзя, а деньги нужны. Скрепя сердце, принимают в партию «кошельков», этаких «энгельсов», стыдливо закрывая глаза на их эксплуататорскую сущность. Но тут уж «либо крестик снимите, либо трусы наденьте». И, опять же, я ни разу не слышал, чтобы кто-то из коммунистов сам попытался организовать какое-нибудь хозяйственное товарищество. Предельно коммунистическое по содержанию юридическое лицо. При рачительном управлении оно может стать рентабельным, а прибыль можно поделить по справедливости… Но – увы. Иначе КПРФ помимо Грудинина, не напрягаясь, подготовила бы еще несколько кандидатов в президенты. Эти люди не будут «отнимать и делить», силенок маловато. Они мечтают завладеть кормушкой и распределять блага, как раньше. А коммунистическая идеология будет вечным тормозом на пути человеческой инициативы и предприимчивости.

Их сердца не горят, не горят их глаза. Они – актеры, играющие тех, прежних пламенных коммунистов, причем довольно бездарно. Эти люди раздувают щеки и критикуют «антисоциальное государство», прикрывая этим собственную никчемность… Какое может быть доверие к тем, кто упустил бразды правления огромной державой, «кинул» миллионы людей, а теперь снова просится встать у руля страны? Быть членом ТАКОЙ партии? Увольте.

Вот как-то так.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх